Рубрика: Смотреть фильмы онлайн бесплатно казино карта

Захват казино гуд зон

Казино Рояль. Квант Милосердия. Координаты Скайфолл. 12 Раундов. 28 дней спустя. Схватка. Захват. Однажды на Диком западе. Зона высадки. Её целью было захватить озеро Чамплен и коридор реки Гудзон, чтобы отрезать новую Англию от остальных колоний. その目的はシャンプレーン湖とハドソン川の回廊. Робин Гуд, Позволяет совершить более точный выстрел, но расходует купите один тазер, который пригодится для захвата Идову. Если нет.

Захват казино гуд зон

Мешки для мусора на 30-35-40 л. Мешки для мусора на 50-60-70 л. Мешки для мусора на 50-60-70 л.

Поспешу туда прямо на данный момент, поэтому как мне как раз негде переночевать, — чуток приврал Майдан и отправился в гардероб, ощущая приятную припухлость кармашка, возникшую опосля обмена в кассе фишек на средства. Они отсидели лишь 1-ое отделение. 2-ое, в котором должны были выступать дрессировщики и остальные экзотические артисты, вроде давешнего индуса, Петр глядеть не захотел.

В баре «Отель де Пари» Марио решил приступить к деловой части организованного им визита столичного гостя. Я ведь не лишь совладелец казино, но занимаюсь туристским делом. Чрезвычайно огромным делом. Понимаешь, наши клиенты-игроки — люди чрезвычайно рискованные.

Потому они не побоятся поехать в вашу Москву, чтобы там поиграть как следует. Мы могли бы заключить с твоим казино соглашение, вложить отличные средства в его переоборудование, согласовать наши деяния. Мне кажется, что гарантированный приток забугорных клиентов существенно поднял бы твою прибыль, а ты бы сумел поделиться ее частью с нами. Как для тебя это? Необходимо лишь все просчитать как следует, и я бы желал получить льготы на первых порах.

Но есть одно «но». Наши клиенты привыкли жить вблизи от казино и в уюте. Ты говорил, что рядом с твоим заведением есть неплохой отель. Нам необходимо приобрести его, чтобы сделать комплекс. Для тебя придется провести работу с его владельцем, пообещать отличные средства за полную аренду, а еще лучше — за покупку. Так у нас с тобой получится совместное предприятие.

Можно будет выпустить акции…. Дело в том, что у него чрезвычайно мощный владелец — некто Гиви Купатадзе. Это наша грузинская мафия, Марио. А с ней не управится даже ваша итальянская. Уж больно увлекательное дело намечается — у вас же масса легких средств, правда?

Отлично, тогда у меня есть доп предложение. Ты не желал бы присылать собственных крупье к нам на стажировку? Это было бы очень любопытно. Нет, естественно же гонять шар они и так отлично могут, но вот наружного лоска, манер нашим асам было бы хорошо поднабраться. Но боюсь, что это будет очень дорого: дорога, проживание, обучение….

Ты будешь присылать сюда 1-го человека на месяц. Единственная плата — маленькие сувениры, посылки, которые они будут привозить от тебя. Мне необходимо то, что у вас много и недорого стоит. Это не лес, естественно же… — Марио испытующе поглядел Козыреву в глаза. Петр Ильич все понял: и что Марио знает все о его цирковом прошедшем, которое одно время было только прикрытием для провоза через границу тех самых «посылок», и что пригласил его Марио не случаем, да и сам небось приехал в Лозанну непопросту, и что отвертеться от его предложения трудно — уж больно много ему понятно.

Он же может надавить на свои тайные клавиши — и вдруг всплывут, чем черт не шутит, подробности гастролей семилетней давности, во время которых на рынках Франции вдруг возникла значимая партия нелегального товара…. Предложение очень увлекательное, но оно просит подготовки моих дилеров к схожей деятельности. Да и мне необходимо все обдумать… Знаешь, у нас говорят: утро вечера мудренее. Продолжим разговор завтра? Мне нравится, что ты подходишь к делам серьезно, — похлопал гостя по плечу владелец.

Не проспишь?.. Проспал Марио, поэтому что через час опосля его ухода Петр Ильич пешком дотопал по сияющему ночному городку до вокзала, сел в поезд и в 10 уже ждал в Женевском аэропорту столичный рейс, поменяв собственный обратный билет на день раньше…. А когда он садился в поезд, в номер малеханькой гостиницы неподалеку от цирка возвратился ходивший в ночной магазин индус.

Он был без чалмы, с распущенными длинноватыми темными волосами, слившимися с бородой. В собственных голубых джинсах и тоненьком свитере он походил на хиппи, каким-то чудом забредшего на фешенебельный курорт Французской Ривьеры. В руках факир держал бутылку российской водки и баночку маринованных французских корнишонов.

Прямо рядом с князем, — таинственно ответил индус, налил до краев стаканчик из ванной и испил его залпом. Еще издалека увидел, как юная медноволосая дама, сидевшая за высочайшей стойкой, при виде новейшего гостя украдкой поправила прическу и посмотрелась в зеркальце. Чем могу быть полезна? Одноместный номер. Пока на одну ночь, — просто произнес Майдан. Вообщем, мы отвлеклись.

Так куда вы меня определите? Пожалуйста, ваш паспорт. У вас наличные либо кредитная карта? На детском волшебном языке они означали «удача». Майдан решительно шагнул в номер и быстро захлопнул дверь. Легкая сумка еще летела на тумбочку, пальто — на кровать, а он уже открыл бар и смешивал ледяную водку с апельсиновым соком. Он вспомнил свою первую ходку до Кейптауна: как из разбитых ящиков катились апельсины по палубе — и потные здоровые матросы давили свежайший сок прямо в кружки с теплой «Столичной»….

Олег опрокинул стакан и пошел в душ. Было два часа ночи. Он решил умыться, всем существом ощущая налипшую за день грязюка — быстрее даже метафизическую. Приняв душ, побрился, надел свежайший темный гольф, купленный накануне в каком-то бутике на Пятницкой, вычистил тупоносые ботинки и, усевшись в кресло, закурил. Было о чем поразмыслить.

На руках у него около 3-х тыщ баксов. Можно дозволить для себя мало расслабиться. Может, снять эту медноволосую и затащить в койку через ночной бар? Благоухая морским бризом от «Кензо», Олег Олегович направился к лифту. С иной стороны коридора навстречу ему двигался высочайший и гибкий араб, который играл мускулами, как будто туркменский конь.

Пахло грязюкой и дымом. Его роднили с модерновым соседом не лишь гармонирующие по цвету стенки, окна и крыша, но и «пуповина» застекленного перехода меж ними, практически не видная за плотным кустарником разделяющего их скверика. Над зданием гордым золотом сияла надпись на 2-ух языках, извещавшая, что вы стоите перед казино «Золотое яйцо», в доказательство что рядом возвышалось еще и объемное изображение самого золотого яичка высотой в два человечьих роста.

Петр Ильич посмотрел на срезанный наискось бетонный цилиндр, на котором был закреплен лотерейный приз текущего месяца — вишневый джип «судзуки», и его настроение несколько улучшилось: означает, лотерея идет, а выигрыш все еще на месте — никому не подфартило за время его недельного отсутствия, а означает, подфартило ему, обладателю всего того, к чему подвез его круглоглазый «мерин». Швейцары «Золотого яйца», завидев кар шефа, здесь же отзвонили всем своим.

Казино неслышно зашуршало. Возникла видимость активной деятельности. Это Козыреву нравилось. Войдя в лифт, Козырев достал из кармашка белый носовой платок, протер поручень в самом недоступном месте. Грязищи не было. Дальше он набрал личный код, и через секунду кабина плавненько тормознула на втором с половиной этаже. Его «кабынет», как обожал говорить главбух Макаров, начинался прямо за тамбуром перед дверями лифта и занимал необъятную площадь.

Войдя в апартаменты, Петр Ильич опешил отсутствию Кати, секретарши, но здесь же сообразил, что она уже тут, раз все прибрано, а на кожаном канапе лежит полюбившаяся ему шехсаванская ковровая подушечка, не так издавна обретенная им на Портленд-Роад в Ноттинг-Хилле. Потом, вымыв руки и переодевшись, он покинул собственный кабинет, плотно притворив ореховую дверь с электронным кодовым замком. Лифт молниеносно доставил Козырева на 2-ой этаж. Тут начинались его владения. С широкой балюстрады служебной части раскрывался волнующий вид практически на все игровые столы маленького казино.

5 табло рулетки, в том числе «зал привэ», то есть зал для привилегированных игроков, за маленькой железной загородкой в стиле «хай-тек», два стола для покера, два «блэк-джека» и венчающий картину большой стол для игры в «баккара». Петр усмехнулся, припомнив гневное удивление 1-го «эксперта по игорному бизнесу», которого префект Кротов, пробивший через мэрию открытие казино за свои будущие 10 процентов с прибыли, поставил управлять полетами:.

Насчет «худозвона» Козырев был полностью прав. Эксперт был вышедшим на пенсию основным инженером «Союзаттракциона», славного тем, что его сотрудники ловко потрошили игровые автоматы, стоящие в павильонах, и, уже обменяв гулкую монету на банкноты, их управляющий отслюнявливал процент Кротову, бывшему в то время еще не демократом, а куратором по досугу в горкоме.

Знал бы этот «худозвон», что, проектируя свое казино, Петр Ильич не изобретал велик, а просто спроектировал уменьшенную копию святая святых мирового игорного бизнеса — Монте-Карло. У Козырева было особенное чутье в любом бизнесе, которым он когда-либо занимался. Потому, руководствуясь им, Петр Ильич решил сделать основной упор на рулетку, как в Монако. Ставка на идеальное «колесо фортуны», а не на сомнительные карты лишь и могла привлечь сюда, в Москву, европейских прагматиков, изнывающих не от желания защекотать для себя нервишки в избитое «двадцать одно», а сразиться с самой судьбой.

Козырев тогда и сам, не будучи игроком и вообщем азартным человеком, решил пойти ва-банк. Он собрал все, что у него было вложено, отложено, накоплено и закопано — а это были средства немалые, — и за неплохую взятку выиграл аукцион по продаже старенького строения около планируемой к постройке гостиницы и начал его реконструкцию в согласовании с планом.

При разработке собственного детища Петр Ильич кропотливо исследовал опыт работы известнейших казино мира, потратив при этом много времени и средств на поездки с согласия приятелей — смог их уверить, что эти накладные расходы с лихвой окупятся при правильной организации дела. В итоге кроме обычного персонала заведения в нем еще образовался некоторый мозговой центр, куда вошли двое психологов, кандидат-математик, который мог бы стать уже членкором, да чересчур увлекся в свое время теорией и практикой игр, и еще два специалиста: один прошлый проф шулер-катала, Мирошник, и наставник Козырева из ГУЦЭИ, Леонид Егорович, учивший его в свое время престидижитаторским штуковинам.

Они же были членами приемной и аттестационной комиссии на курсах, где готовились будущие крупье. Мирошник запускал в зальчик по 10 человек и предлагал им сыграть в обыденного подкидного дурака, разбившись на пары. По ходу игры на 5 столах он ухитрялся оценить возможности каждого из игроков в тасовании, разрезке, раздаче и самой игре, требующей, невзирая на неуважительное заглавие, большого разума, неплохой памяти и чутья.

Здесь они на пару с Егорычем быстренько выявляли хитрецов-катал, сумевших усыпить внимательность психологов на собеседовании, и свирепо высылали их на выход. Позже они инспектировали оставшихся кандидатов на предмет обучаемости манипуляциям с картами, наблюдательности и памятливости. В фаворитах достаточно нередко оказывались бывшие музыканты, чьи руки привыкли к сложным движениям при игре на инструменте, а мозг — к запоминанию замысловатых композиций из кружочков и палочек, подчиненных гармонии той же игры, хоть и в звуках.

Дилеров же для рулетки отбирал Егорыч сам. Он просто ставил приглянувшегося ему грядущего студента за учебное колесо и предлагал опосля пары пробных попыток попасть шариком в избранную им половину колеса. Те, кому это удавалось больше 2-ух раз из 10, принимались. Козырев еще раз оглядел с галереи свои владения и направился в ресторан в пентхаусе.

Он поприветствовал небрежным кивком здорового белобрысого сторожа галереи. Казино в такую рань не работало, и тот был единственной живой душой над королевством зеленоватого сукна и хай-тековского сплава, за который Козыреву тоже досталось от «эксперта»:.

Из него же средства делают!.. Про бессознательное и подкорку небось и не слышал ничего! Э-эх, Наша родина мама, дичь непролазная! А я по твою душу! Я задумывался, в это время лишь я, старик, по привычке прихожу. Когда вернулся-то, голубчик? Привез то, что ты просил, прямо из Женевы. Там лишь таковой магазинчик и есть. Со всего мира, Палыч, это добро везут. Чего же там лишь нет.

А вот что нет — так это воздуха нашего. Тут же дышать можно, а там, представь для себя, ну просто задыхаешься! Федор Павлович, зардевшись от наслаждения, качал головой в такт огненной речи владельца. Уж чего-чего, а елей пролить на истосковавшуюся душу Козырев умел как никто. Сам даже иногда верил в то, что говорил. Там такие специи, что на курсы небось придется тебя отправлять. Не разберешься, что в какие щи кидать.

Я ж повар, а не доктор кислых щей. Я приправу носом чувствую. Хорошо, кофейку-то плеснуть тебе? Лишь осознать не могу. Что это за кофе такой! Срамота одна. Пристрастился когда-то в Северо-Американских штатах. Как курево. Не могу кинуть. Не стыди. Он у тебя все равно лучше, чем у их. Секретарша Катя беседовала по телефону на доброкачественном британском, вежливо и внятно объясняя кому-то, что администрация казино «Голден эг» не должна заниматься неуввязками домашних животных гостей, потому необходимо делать выбор меж любовью к игре и любовью к своим братьям наименьшим, то есть оставлять их в номере «Евразии».

С приездом, Петр Ильич. Вы бодро выглядите. Петр Ильич! Вот спасибо. Это же мои возлюбленные духи. Как вы догадались? Хотя, знаешь, все дамы Европы, по-моему, помешались на «Ле маль» от Готье. Таковой мужской запах…. По твоему лицу я вижу, что в конторе лишь я один ничего не знаю. Что случилось? Машков мне позвонил вчера, просил приготовить проект приказа пообтекаемее. Произнес, что сам доложит сейчас. Там, Петр Ильич, какие-то наркотики, ребята молвят из охраны.

Ну вы же понимаете, мне никто ничего не произнесет. Не доверяют. Молвят, мала еще. Катя обиженно свернула губы бантиком. Это было ее коньком. От такового выражения ее лица мужчины старше сорока млели, как при виде малыша. Секретарша углубилась в ворох бумаг на собственном столе, но, быстро выудив нужную, произнесла:. Послушай, Екатерина, ты когда-нибудь этот… целлюлозно-бумажный комбинат переселишь со собственного стола в наиболее надлежащее место?

Ко мне же люди приходят. А стол — лицо секретаря. Мне так удобнее, я много раз уже говорила. А лицо у секретаря находится совершенно в другом месте. Вас оно не устраивает? Это раз. Два: организуй-ка мне встречу с Кротовым в самое наиблежайшее время. И три… Как зовут эту… как ее… из налоговой полиции? Серафимова Софья Павловна, — сходу ответила секретарша, как как будто знала, что шеф спросит конкретно о этом. Он же не знал, что вы так рано прилетите.

Да и опосля ночи он. Утомился, говорит, чрезвычайно из-за этого Телегина, — с явной неприязнью произнесла она фамилию «погоревшего» управляющего, который, как говорили, в один прекрасный момент чуток не изнасиловал ее в отсутствие шефа. Козырев мог бы поручить встречу с «наложницей» главбуху Макарову, но тот был человеком старенькой закалки и, возможно, не представлял, как говорят меж собой деловые люди новейшей формации.

Зато это знала Катя Арефьева, исполнительная козыревская секретарша. Она сделала пометку о том, что нужно организовать «автомобиль для Серафимовой»…. То, что стояло в списке поручений Петра Ильича под номером два, было на самом деле его головной болью номер один. От Кротова, который дорос уже до уровня вице-мэра, зависела одна чрезвычайно принципиальная вещь — разрешение на открытие пары доп залов игральных автоматов в спальных районах городка. Ежели оно будет получено, а точки уже присмотрены и «продавлены» на местном уровне, можно будет сделать целую сеть игровых залов.

Это давало Козыреву бесспорное преимущество над конкурентами: во-1-х, залы можно будет замкнуть в одну систему с общим «джек-потом» — нужную аппаратуру Петр Ильич уже присмотрел в Лондоне. Это могло привлечь море желторотых лохов, желающих, потратив 100 рублей, одним ударом выиграть 100 тыщ. Во-2-х, в любом из этих зальчиков можно будет со временем поставить и рулеточные столы, ежели тот же Кротов протащит через городскую думу решение.

Но как пробиться к взлетевшему настолько высоко… все еще партнеру по бизнесу. Вообщем, Катя, с ее обезоруживающе доверчивым голоском, может связаться хоть с президентом Америки. А здесь и она сама неслышно прошмыгнула в кабинет и положила перламутровую папку на стол шефа. Это был отчет Машкова, начальника службы сохранности, о деятельности казино за истекшую недельку. Ничего веселого в нем не было: разборка с членовредительством меж юными кавказцами в демократическом подвале, где стояли «однорукие бандиты», задержание 2-ух знакомых новой дилерши из «кухни» на «сливе» и психологический срыв от передоза кокаина у посетительницы «зала привэ», дочки обладателя большого универмага, которая именовала Телегина в качестве драг-дилера.

У Козырева заныло сердечко. Управляющий казино, Игорь Телегин, был рекомендован Иваном Давыдовичем Макаровым как дельный и честный человек. Сдавать его не было резона. Это могло стукнуть по репутации Козырева и его детища. Петр Ильич еще раз пробежал документ очами, застрял на подробном описании инцидента с наследницей торгового дома, тяжело вздохнул и набрал домашний номер Машкова.

О чем речь! Как съездил-то? Они называли друг друга просто по имени на южноамериканский манер, — не на людях, естественно. Я его месяц пас по-тихому. Даже снял кое-что на видео. Желал сдать его для тебя мягко, без скандала, да девка эта чумовая устроила шоу в туалете.

А позже стала бегать за ним по залу с криком: «Дай дозу, гад! Ты же мне обещал! Впервой, что ли? А там подберем кого-нибудь. Ты же вроде в наиблежайшее время за предел не собираешься… К своим-то заезжал? Тамара навечно в Лондоне? Ни для тебя дома нечего делать, ни мне, старенькому холостяку.

Так что потрудимся на износ, как ранее. Ты загляни к нему, а то обидится на невнимание, — достаточно удивительно прозвучало в ответ. Хоть какой случайный очевидец не сообразил бы, как можно опосля сленгового вопросца о состоянии «брейна» — мозга, на обычном языке значащего «не болит ли голова? У начальника службы сохранности «Голден эг», чина хоть и очень значимого в иерархии казино, но все же не самого главенствующего опосля владельца, были все основания для панибратства в разговоре с ним.

Правда, они не были друзьями в полном смысле этого слова — очень из различных, даже антагонистических, кругов выдернула их судьба, чтобы свести совместно. Не были они и партнерами, поэтому что партнерствовать могут лишь люди равные по силе либо по материальному вкладу в общее дело. Быстрее это были представители новейшего типа содружества деловых россиян — друзья-партнеры.

Они оказались верхом на одном Боливаре, который, в отличие от ситуации в рассказе великого О. Генри, до сих пор вывозит двоих…. Сотрудничали они уже восемь лет, знали практически все друг о друге, знали в собственном общем деле такое, чего же не знал никто из других его участников, и это взаимное познание сковывало их надежней несчастной мужской дружбы, которой меж ними так и не появилось.

Ежели Козырев внес в создание казино собственный разум и капитал, то Машков — силу и гарантию сохранности, которая была его специальностью. Служба сохранности в казино, где сосредоточиваются огромные средства и огромные люди, чрезвычайно ответственная часть его деятельности.

Ежели она и не визитная карточка заведения, то очень свещенная виньетка на ней. Кто же пойдет играться с тыщами в кармашке, зная, что можно лишиться их, не доходя до игорного стола, либо утратить на выходе выигрыш вкупе с головой. Сотрудники службы должны быть бойцами видимого и невидимого фронта сходу. Видимые стоят на входе, в гардеробе, фланируют по залам, готовые придти на помощь дилерам и гостям, и даже обмахивают щеткой ваш пиджак в туалете.

Сразу они смотрят, чтоб не напали на выигравшего счастливца либо не свел счеты с жизнью незадачливый игрок. А невидимые посиживают в пугающем камуфляже в комнате резерва, готовые выскочить с топотом и грохотом в случае большой заварушки, либо смотрят за мониторами камер, установленных в самых неожиданных точках казино, вплоть до того же самого туалета…. А познакомились друзья-партнеры дважды: поначалу заочно, накануне краха СССР, а через три года — лично.

На уровне мыслей Петр Ильич нередко ворачивался к истокам, с которых начался его крутой бизнес. Тамара с двухгодовалым Сашкой собралась блаженствовать на море. Петр в первый раз отпускал свою молодую кросотку супругу на юг и незначительно беспокоился — небольшой Сашка был ненадежной защитой. Сколько семей из их окружения распадалось конкретно опосля схожих вояжей: насидится юная мать на привязи пару лет, вырвется на свободу — и пошло-поехало.

Козырев специально избрал путевку в размеренную, как он считал, Анапу, а не в наиболее престижную Пицунду либо Сочи, куда он полностью мог выслать собственных курортников. Но, зная понаслышке о тех усатых брюнетах, не рискнул. В этом смысле анапский санаторий «Мать и дитя» был хорошим выбором. И сервис там было первоклассное, и отдыхали там вправду лишь юные мамы с детками. Из Краснодарского аэропорта, как было обещано в путевке, автобус должен был доставить отдыхающих прямо в санаторий.

Но Тамара могла предпочесть такси, и ревнивый супруг настойчиво просил ее не садиться к кавказцам. Ревновал он повсевременно, хотя супруга не давала ему поводов. Они поженились практически сходу опосля окончания ГУЦЭИ — училища циркового и эстрадного искусства, размещенного недалеко от Белорусского вокзала, сходу за большим комбинатом «Правды».

В первой совместной поездке за предел они, фактически, и сошлись. Тамара была тогда неопытной восемнадцатилетней женщиной — платоническая влюбленность на крайнем курсе в 1-го красавчика брюнета из воздушных акробатов была не в счет, — а Петр числился уже зрелым мужчиной, отслужившим в армии. Пьянящий воздух Парижа, успешная работа в одном номере — им дали поощрительный приз, — мечты о совместном творческом будущем за столиками комфортных парижских кафе сделали свое дело, и они скоро оказались также в одном номере, но уже гостиничном, невзирая на бдительный присмотр управляющего делегации.

Там-то и был, по словам Тамары, зачат Сашка, который связал их через некое время. Все было вроде бы отлично. Но Петр не ощущал со стороны Тамары той страстной влюбленности, которую сам все еще, спустя три года, испытывал к ней. Она просто еще юная, не созрела как дама. 20 лет — это практически молодость, — успокаивал он себя. Вот налажу нашу жизнь по высокому уровню, и она оценит меня…».

Успокаивая себя, он все-же мало ревновал. К кому? К тому самому брату-акробату, который чуток не лишил когда-то его всяких надежд. Но не было бы счастья, да несчастье посодействовало — нет его, слава богу. Тамара тоже беспокоилась, но по иному поводу. Ее волновала новенькая жизнь супруга, которую он начал вести, с тех пор как стал часто ездить за границу в коллективе известной дрессировщицы Гаянэ Барковой.

Тамара жила семьей — ребенком, домом, мужем, — и ее чрезвычайно волновало ее будущее. Материальная сторона жизни ее не волновала: Петр хорошо зарабатывал, они уже имели все, что имеет не любая семья какого-либо генерала либо ученого, хотя в его трудовой книге значилось «артист цирка» и был он всего-навсего всепригодным эксцентриком, то есть средней руки клоуном, заурядным фокусником, простым акробатом, незначительно дрессировщиком, как выяснилось, а сейчас еще и усердным разгребателем тигриного дерьма.

Ее, знающую, что почем в цирке, пугало несоответствие пусть большой с точки зрения рядовых людей его зарплаты — хорошая ставка, командировочные, валюта и все такое — и того вида жизни, который они стали вести: машинка, дача, квартира и куча дорогих вещей — все-же это было крутовато для полутора лет гастролей.

Еще больше настораживало, что все эти блага он оформил на ее имя. Она знала, что так традиционно поступают граждане, живущие на нетрудовые доходы. Не достаточно ли какие вопросцы могут появиться в мое отсутствие. Здесь на одних доверенностях разоришься, да и спокойнее как-то при моей небезопасной работе: сожрут меня тигры — для тебя не придется налог платить при оформлении наследства, — отшутился он.

Тема была закрыта, но тревога осталась. Настораживало, что супруг, чуть возвратившись с гастролей, здесь же начинал какую-то суматошливую жизнь: то он кому-то названивал по телефону, прикрыв двери, чтобы она не слышала разговора, то ему звонили какие-то личности с кавказским и прибалтийским упором, то он срывался ночкой на загадочные встречи, говоря ей, что должен отвезти заказы, привезенные из поездки, но уезжал с пустыми руками.

Время от времени исчезал опосля этого на дачу в совсем неподобающую погоду. Тамара сообразила, что супруг занялся каким-то делом, — она знала, что старуха Баркова была чрезвычайно деловой дамой и о ней посреди цирковых прогуливались самые неописуемые слухи. А с кем поведешься, от того и наберешься, как говорится. Но расспрашивать супруга Тома не желала, чтоб не напрягать атмосферу в семье. Вертятся же все вокруг, а ее Петр ничем не ужаснее других.

Даже лучше, пожалуй, судя по результатам. Только бы не сделал чего-нибудь незаконного и не попался. А ежели и попадется, то хоть половину того, что на нее записано, не отнимут и оставшегося хватит на жизнь и на помощь ему. Только бы он не зарвался. Петр спустился на 1-ый этаж к телефонам-автоматам, подождал, пока около 1-го из их никого не окажется, подошел и быстро набрал знакомый номер.

Все готово? Тогда давай как в прошедший раз. Понял: плюс час. Козырев ехал домой окрыленный: наконец-то настал момент крайней встречи, которая положит конец его хождениям по лезвию бритвы, и он сумеет зажить относительно размеренной жизнью добропорядочного предпринимателя-кооператора, которым собирался стать. Его «ауди» играючи обходила ползущие, как ему казалось, «Жигули», «Москвичи» и «Волги» — необходимо было поторапливаться, поэтому что до встречи, о которой он договаривался по телефону, оставалось уже совершенно незначительно времени: на условном языке, на котором он говорил со своим собеседником, «плюс час» означало, что встреча обязана произойти, напротив, на час ранее, чем крайняя, и совсем не на том же месте, а на последующем по оговоренному ими списку — так требовала конспирация.

Они на две недельки всего уехали. Меня никто не спрашивал? А к Микитевичам снова грузчики приезжали — с холодильником. Все приобретают и приобретают. Откуда у людей такие деньги? Холодильник таковой привезли, что его шестеро еле тащили…. Петр не стал дискуссировать размеры чужих холодильников и доходов, а бегом — лифтом он не воспользовался для пассивного поддержания спортивной формы — по лестнице взбежал на собственный 3-ий этаж.

На площадке второго он увидел гигантскую коробку из-под холодильника «Электролюкс» выше себя ростом, и опешил, поэтому что Микитевичи жили на седьмом, а грузовой лифт в их доме вроде бы работал. Не снимая уличной обуви — с отъездом Тамары он был на две недельки волен от данной нам унизительной обязанности, — Петр прошел в ванную комнату, где было то, с чем ему предстояло ехать на встречу, и… застыл на пороге: кто-то побывал у их дома за время его отсутствия!

Невзирая на летнюю жару и духоту в ванной от раскаленной сушилки для полотенец, Козырева прошиб прохладный пот. Он точно помнил, что полочка под зеркалом была уставлена какими-то аэрозольными баллончиками из арсенала жены: он еще отставил один из их в сторону перед самым уходом. Сейчас же эти баллончики, как на параде, были выстроены по росту вдоль стенки слева от раковины. Такового порядка у их в ванной отродясь не было. Нет, но он же точно помнил, где и как они стояли всего два часа назад!

Вот почему заедает замок! Это были воры, а не грузчики, — сообразил Петр. Пустую небось тащили вшестером, сволочи! Кто же навел? Рифат, чтобы не платить? Либо сама Баркова? Он снял зеркало над полочкой, стараясь не выронить его из дрожащих рук, чтобы не разбить финскую раковину.

Тут, похоже, вся жизнь на осколки, а я пекусь о кусочке фаянса! Но тогда почему не бросили все на пол либо в ванну? Неправильными пальцами он отогнул железные скобки на рамке зеркала и вытащил прокладку из большого картона, какой традиционно предохраняют с тыла стекло. В его своей конструкции она состояла из 3-х тонких картонок, средняя из которых имела вырез в центре, заполненный узким слоем пластилина. В нем, как в самой необычной из оправ, должны были лежать 20 безупречной голландской огранки бриллиантов по четверть карата каждый.

И лежали!!! Они приветливо сверкнули ему своими разноцветными гранями, разбивая свет лампочки на сотки колющихся лучиков. Прохладный пот кошмара одномоментно высох от жаркой волны радости, прошедшей по его ослабевшему телу. Быть совершенно рядом с моим тайником и не отыскать то, что искали! Сейчас Козырев застыл от удивления: несколько камушков были прикрыты неровно оторванной половинкой сотенной купюры.

Дрожащими пальцами он оторвал ее от липкой массы — все на месте. Это кто-то меня предупреждает, что все знает о моем бизнесе. Но кто? И почему не взяли ни 1-го камня? Кто так мог подшутить? И вдруг он сообразил, что в квартире работали не воры, а, совершенно напротив, те, кто с ними борется.

От данной нам мысли ему стало еще страшнее. Уж лучше бы его обокрали — можно было бы наверстать упущенное за несколько поездок, отработать, так огласить. А так дело пахло… смертью: еще никто не отменял статью за денежные операции в особо больших размерах. Выходит, он под колпаком у милиции? Нет, судя по почерку и чистоте работы, тут побывали спецы покруче. Естественно же это КГБ! Все, приехали. Но почему не дождались его, чтобы взять с поличным?

Ведь понятно, что они уже наблюдали за каждым его шагом и знали — он уехал в аэропорт и возвратится не скоро. Может, они сейчас работают на даче, а у дома ожидают, пока он выйдет с продуктом на встречу с Рифатом — наверное они прослушивают телефоны, — и возьмут сходу обоих? А там потянется ниточка и к наиболее ужасным вещам! Что же делать? Первым желанием было кинуть все, к чертовой мамы, и бежать. Но куда? Рвануть вслед за супругой и отпрыском на море и хоть нагуляться там с ними на прощанье?

Он вдруг остро ощутил, как не достаточно им уделял внимания за эти два года опосля возникновения Сашки, которые сам провел в крысиных бегах за средствами по заграницам. Ему стало безумно жаль, может быть, наилучших отпущенных судьбою лет. Заместо того, чтоб быть рядом со своим единственным ребенком, смотреть за каждым его шагом, радоваться его младенческим победам, переживать каждую его царапинку и шишку как трагедию — все это в полной мере досталось Тамаре — он прогарцевал два года по огороженным сетками заграничным аренам на вонючем осле, изображая Ходжу Насреддина в пропахшем позже полосатом халатике, выкрикивая идиотские высказывания и дрожа от ужаса, пусть меж старенькыми, с подпиленными клыками и когтями, но все-же тиграми, считая про себя, сколько баксов приносит каждый очередной круг….

Но Петр Ильич здесь же охладил собственный пыл: ему и пары дней не получится насладиться обществом супруги и отпрыска — люди Рифата отыщут его, и в ласковых водах Темного моря станет одним утопленником больше, а то и тремя… Да, собственных подставлять под удар нельзя. Отлично, что они уехали. А Тамара и не додумывается ни о чем. Позвонит через недельку, как обещала, и ей никто не ответит. Горпрокуратура — это не шуточки. Поведать ему все — пусть поможет по-родственному, чтобы самому в опалу не попасть из-за непутевой сестрицы….

По другому был бы арест и законный обыск с изъятием. Нас, выездников, и ранее инспектировали по-всякому, хоть и не так серьезно. А вдруг это не меня пасут, а засекли Баркову и инспектируют ее свита на вшивость. Тогда им подфартило. Нет, не им, а кому-то одному из их, чрезвычайно хитрецкому и для себя на уме, — он же чрезвычайно рискует, скрыв свою находку и подав мне символ. Хорошо, пока еще есть время, необходимо попробовать узнать, почему у меня оказались непрошеные гости».

Козырев выбежал на улицу — во дворе никого подозрительного не было — и направился к наиблежайшему телефону-автомату, моля Бога, чтобы в нем уцелела трубка и не был скручен диск. Первым он набрал номер Рифата. Похоже, что с данной для нас стороны опасности нет. А что Баркова? Он набрал ее номер.

У той было занято — тоже хороший признак. Означает, она дома, а не где-нибудь в Бутырках. В конце концов соединилось. Спасибо, что позвонил, — чуток не плача, вдруг поблагодарила она, — поддержал в тяжелую минутку. Как можешь такое говорить, а? Нет больше нашей Яночки. Одна я осталась на белоснежном свете. Видно, кто-то из знакомых — она же таковая усмотрительная была: даже почтальонам с пенсией не открывала! Гласность — она не для всех и не про всех.

Кто же станет такое по радио говорить — это же тайна следствия. Завтра, небось, сообщат, что скоропостижно скончалась наша звезда балета, — всхлипнула Гаянэ Ашотовна. Про тебя, кстати, спрашивали, был ли ты с ней знаком. А я говорю: откуда, мол? Он же у нас по другому жанру проходит. И возраста другого, хоть и шалила она до крайних дней, царствие ей небесное… Ты же с ней ничего общего не имел, а? Не кинул меня? Крайняя из могикан. Хорошо, Козырек, ты что звонил-то? Мне же к похоронам готовиться нужно, а портниха моя на юга уехала: что делать — разума не приложу… Отдыхай пока со своим Шефом….

Как ни удивительно, но опосля получения печального известия Козырев отошел от автомата, чуток не пританцовывая от радости: все встало на свои места! Означает, все, в чем его могли подозревать, так это лишь в причастности к погибели Тороповой. Он осознавал, что для подозрений у гэбэшников могли быть основания: он-таки «изменил» собственной хозяйке и прокрутил с ее подружкой пару делец, что оставалось их с Яночкой как требовала себя именовать молодящаяся любительница камушков тайной, и даже вышел через нее на самого Рифата Залимханова — человека, втянувшего его в большой теневой бизнес.

Так он попал в ее бизнес записную книгу, по которой, видимо, и шмонали всех указанных в ней. Это было как гора с плеч. Означает, дела на него нет, но есть некто, кто отыскал его тайник и решил не трогать его, Петра, до поры до времени. Наверно, этот некто будет ожидать наиболее пригодного момента. Он как будто бы положил свою информацию в банк, в котором нарастут проценты, и явится он за «вкладом» в самый неожиданный момент….

Козырев вбежал квартиру, кропотливо запер двери и приступил к подготовке продукта к сдаче заказчику. Он вытащил из-под духовки плиты старенькую дюралевую сковороду, на которой Тамара, крупная любительница чем-нибудь похрустеть, поджарила сухарики из темного хлеба и семена. Лицезрела бы она, какое кощунство совершает супруг в ее отсутствие! Он поставил сковороду на огонь и налил в нее заместо масла… бензин из маленькой канистрочки, лежащей в шкафу за туалетом — супер-НЗ называл он ее.

Позже прошел в ванную, снял собственный зеркальный тайник со стенки и, выковырнув все 20 камушков из пластилина, бросил их на сковороду. Опосля пары минут помешивания бриллианты освободились от липкой массы и стали негромко царапать дно сковородки, скрываясь под помутневшим веществом.

Откинув их над раковиной через дуршлаг, как будто отваренный рис, Козырев помыл заблестевшие камушки струей горячей воды, ополоснул сковородку и насухо протер ее кусочком туалетной бумаги. Позже опять плеснул туда незначительно бензина, положил бриллианты, вынес в лоджию, поставил на кафельный пол и бросил в сковородку пылающую спичку. Моментальная вспышка перебежала в скорое ровненькое горение, опосля чего же на сухом днище сковороды в лучах солнца совсем уж чокнутым блеском засверкали 20 камешков незапятанной воды.

Это отыскало свое доказательство в том, что они просто пропали из вида, когда Петр принес из холодильника полупустую пластиковую бутылку минералки и аккуратненько ссыпал в нее камушки. Сейчас можно было смело ехать на встречу. Практически смело, поэтому что непонятно, как окажется безопасной дорога и сама встреча — вдруг их с Рифатом пасут. Но все обошлось благополучно. Козырев вышел во двор, сел за руль, небережно бросив бутылку на заднее сиденье «ауди», завел мотор, выехал на улицу и резко тормознул метров через 50.

Никакая машинка не выехала здесь же со двора и не дернулась следом от тротуара. Тогда он, успокоенный, помчался в сторону Сокольников, где была назначена встреча. В районе 3-х вокзалов Козырев все же решил подстраховаться и, припарковавшись у Казанского, пробежал под способами по пустынному тоннелю и выскочил на Новорязанскую улицу, где здесь же схватил такси и продолжил путь. Это было нужно, поэтому что его примечательный «ауди» мог быть просто засечен хоть каким гаишником.

Выйдя у парка, Петр дошел до фонтана и стал не спеша прогуливаться вокруг него, с наслаждением ощущая, как холодная водяная пыль садится на его разгоряченное от волнения лицо, и время от времени отпивая из бутылки минералку. Вот и Рифат! На их встречи он постоянно приходил один, без телохранителей. Для начала они прошли мимо друг на друга, смотря по сторонам: не рванулся ли к ним кто-либо со скамеек.

Все оставались на местах. На втором круге Рифат негромко именовал номер выставочного павильона, у которого им предстояло встретиться. Они направились туда различными аллейками, пристально присматриваясь к окружающим, и, в конце концов, сошлись на пустынной автостоянке у 4-ого павильона. Все эти шпионские уловки были оправданы, поэтому что в руках у каждого был груз, тянущий на 10-ки тыщ баксов и на 10-ки же лет отсидки, ежели не ужаснее.

Рифат был одним из братьев-близнецов Залимхановых — узнаваемых в родной Чечне чемпионов республики по свободной борьбе. В Рф же они слыли изобретательными жуликами от спорта, которых в свое время дисквалифицировали за обман. Они были так похожи — вплоть до мельчайшего бугорка накачанных мускул, — что ухитрились вдвоем биться на чемпионате по очереди, сберегая силы 1-го из их, Заура, заявленного на соревнования. Естественно же крепким и предприимчивым молодцам здесь же нашлось место в криминальных чеченских кругах.

За пару лет они успели стать общепризнанными авторитетами и были ориентированы в московскую диаспору, прибиравшую к рукам центр и район ВДНХ. По слухам, конкретно на их совести была перестрелка в районе станции метро «Академическая» и повешенная несчастная проститутка из гостиницы «Космос».

Чуток позднее, к началу вывода русских войск из Афганистана, когда озверевшие от войны и боявшиеся нищенской жизни на гражданке бойцы и офицеры потянулись на родину, провозя кто как мог взрывчатку и наркотики, братья на время расстались: Заур уехал в Среднюю Азию на сбор «урожая», а Рифат остался в Москве для его «обмолота». Через их волосатые мускулистые руки прошла львиная толика ядреной «иранской» травки и кустарного афганского «герыча», который их земляки, окончившие московские химфаки, перегоняли в первосортный продукт.

Братья богатели, равномерно расширяя сферу собственной деятельности и превращая ненадежные древесные рубли в баксы, железных жеребцов Волжского и германских заводов, золотые цепи и каменные дома на родине и под Москвой. Но в особенности обожали они вкладывать их в нетленные драгоценные камешки — бриллианты. Так Рифат вышел на очень уважаемую даму, занимающуюся камушками уже не 1-ый десяток лет, — Яну Торопову. Она болела ими. Как бывают камешки в желчном пузыре, так они были у Яны Борисовны в… сердечко.

Она захворала ими еще в молодые годы, когда влюбленный в начинающую приму балета генерал украсил ее тонкие пальчики, точеную шею и просвечивающие в лучах софитов розовые ушки гарнитуром, вывезенным из покоренной Германии и принадлежащим, по слухам, самой фрау Геббельс. Так Яна стала самой бриллиантизированной дамой Москвы. Позже за ней бурно ухаживал 2-ой секретарь Якутского обкома, что тоже несколько утяжелило ее стройное тело.

Позже, по слухам, за одну ночь с известным вором в законе она получила в подарок бриллиантовую брошь, которую носила когда-то сама фрейлина Вырубова. Далее — больше: как средства — к деньгам, так и камешки — к камням. Пришло время, когда стареющая балерина уже не могла нередко выезжать за границу, пореже стала получать в дирекции конверты с премиями.

Установилась пора расставаться со своими сокровищами. Не посиживать же на водянистых супчиках нарядной, как рождественская елка! Но и продавать свои сокровища в скупке по стоимости золотого лома она не собиралась. Нашлись достойные покупательницы — две-три супруги огромных начальников, именитая киноактриса, звезда цирка Баркова, еще несколько дам, чьи мужья правили маленькими трикотажными фабричками в Прибалтике либо заготовкой фруктов на Кавказе.

Скоро оказалось, что мадам Торопова может выгодно реализовать не лишь свои камушки, но и те, от которых желали бы избавиться дамы из ее окружения. На их здесь же находились новейшие покупатели, которые, чуток переплатив, дозволяли Яночке не лишь состоятельно существовать, но и откладывать солидные средства на темный день. Нужно увидеть, что одной из первых клиенток нелегального ювелирного салона стала дочь всемогущего генсека, которая любила драгоценности.

Конкретно ее абажуроподобное розовое платьице украсила на одном из новогодних балов брошь Вырубовой. Дамы сдружились так, что дочь Самого, под управлением которого страна строила свое светлое будущее, первой узнавая о будущих увеличениях цен на бриллианты, бежала скупать их в спецсекциях и прихватывала с собой в качестве профессионала Яночку. Так что денежки, отложенные на темный день, преобразовывались в камушки, а через некое время опять в денежки, но уже в два раза огромные.

Подпитывался бизнес Тороповой еще и дефицитнейшими заграничными камнями неповторимой огранки, провозимыми каким-то непостижимым образом через таможню известной укротительницей. Со временем посреди покупателей в «салоне» Яны стали появляться и совсем черные личности. Так она выяснила Залимхановых, которые в один прекрасный момент, не торгуясь, скупили всю партию камешков, привезенных накануне Барковой и принесенных порученцем Петей, либо Козырьком, как его называла Гаянэ.

Мужчины разговорились, у их нашлись общие интересы, и скоро Козырев практически в каждую поездку за предел брал с собой партию высоко ценимого там героина, а оттуда привозил «вечные ценности» в виде камушков, получая значимый навар от собственных операций, «сливаемый» отчасти на счет в Швейцарии. И вот сейчас будущее его бизнеса было под угрозой….

И ты, означает, решил проявить осторожность. Что ж, может, ты и прав. Хотя что для тебя бояться — там в книге человек триста записано, — показал подозрительную осведомленность Рифат. Где камни? Все 20 здесь? Сейчас средства из воздуха будем делать.

Хочешь, вложи собственный капитал — вернешь в 5 раз больше…. Скоро огромные перемены будут, — вздохнул Рифат, передавая плотный кирпичик из баксовых банкнот. Ежели что, найдем тебя, — прозвучало на прощание — то ли как обещание грядущего сотрудничества, то ли как угроза.

Когда расстались, Петр вздохнул с облегчением. Он соскочил, в конце концов, с бритвенного лезвия, по одну сторону которого смертельными клыками сверкали камешки, а по другую — засасывающая зыбь белоснежного порошка. И еще ему хватило разума не проговориться чеченцу о тайном визите незваных гостей и находке 1-го из их, — он лишь на данный момент понял, что эта обмолвка могла стоить ему жизни.

А тогда он мотнулся на дачу и заложил баксы в тайник до наилучших времен. И лишь через год сообразил, что имел в виду чеченец, говоря о переменах и деньгах из воздуха: к власти пришел Дудаев. Чечня отделилась и стала высасывать из Рф средства с помощью авизо. А через три года пришел незнакомец с половинкой уже недействительной сотенной купюры…. Опосля встречи Петра с Рифатом грянул путч.

Непонятно, чем занимался в те дни чеченец, а Козырев пребывал в панике. Он метался в бурлящей Москве и не знал, что ему делать: то ли мчаться в Анапу к своим, чтоб там находить какие-то выходы на Запад, хотя бы через Турцию, то ли окопаться на даче и держать круговую оборону. А может быть, совсем податься в бега за Урал. Петр Ильич почему-либо считал, что пришедшие к власти реваншисты-коммунисты здесь же начнут ставить к стене буржуев явных и тайных, а к крайним он справедливо относил и себя.

Правда, опосля визита тех «грузчиков» он полностью мог перейти в категорию первых. Он съездил на дачу, чтоб переждать возможную стрельбу в столице, а заодно и проверить, не побывали ли и там, около главенствующего тайника, непрошеные гости. Все оказалось в порядке. Замок на стальной двери в глухом бетонном заборе открылся просто, грядки не были перекопаны, а в доме все на местах. Тайник, который он предусмотрительно оборудовал в подкопе под глухим забором меж своим и примыкающим участком — так, чтобы доступ к нему был у него, а принадлежал он вроде бы соседу-генералу, никто не трогал: кирпичи над подкопом лежали в том же порядке, а непуганые червяки под ними расползлись только при первых копках саперной лопатки.

В общем, все обошлось. Путч, как сообразил только позже Козырев, сыграл на руку ему и схожим ему деятелям: организовали все кагэбэшники, и опосля провала было уже не до их — впору самим спасаться, а не гробить кого-то…. Началась неразбериха и в Союзгосцирке.

Отменили все забугорные гастроли, загадочным образом обнищала касса, не на что стало содержать зверинец Барковой. Ее подопечные тихо хирели и равномерно вымирали без соответствующего ухода. А скоро она и сама погибла от сердечного приступа опосля запоя с наилучшей подругой, дочкой бывшего генсека. Так оборвалась самая основная ниточка, которая связывала Петра с «каменным веком» в его биографии. Но не единственная, которая могла вдруг затянуться петлей на его шейке — братья Залимхановы могли объявиться в хоть какой момент.

Да еще этот загадочный доброжелатель…. Козырев посиживал в собственном кабинете на 5-ом этаже кинозала «Ханой» в Ясеневе. Когда-то этот монстр влился в плеяду циклопических киноконцертных залов, выросших в спальных районах столицы и носящих имена столиц «братских» стран: «Будапешт», «Варшава», «Улан-Батор», «Ханой».

В их планировалось организовывать досуг местного населения за счет показа кинофильмов и всяческих выступлений. Но опосля того, как осьминог Голливуда обвил своими щупальцами все каналы русского телевидения и выпустил чернильное скопление видеокассет на бесчисленные лотки торговцев, эти неуклюжие броненосцы столичного кинопроката дали течь и затонули под своим весом.

Залы пустовали, а на бесчисленные подсобные помещения и фойе набросились пираньи-арендаторы. Одним из их и ухитрился практически сходу опосля провала путча стать Петр Ильич Козырев. Начал он с того, что организовал кооператив «Досуг» и арендовал в «Ханое» репетиционный зал и клетушки гримерок под самой крышей. Туда он завез кучу игральных автоматов, гоняющих шарики по звякающим рычажкам и топящих жестяные корабли на экране при попадании в их световой трассы «торпеды». Закупил он это великолепие через собственных цирковых друзей в Польше и Германии, где их уже собирались за средства везти на свалку, но вдруг с прибылью уступили российскому предпринимателю.

Опосля маленького ремонта и русификации правил игры они украсили собой не лишь фойе уже упомянутых киномонстров, но и пустеющие универсамы, аэропорты и залы ожидания столичных вокзалов. Малые издержки Петра Ильича на аренду пары квадратных метров в каждой из точек, разбросанных по всей Москве, с лихвой покрывались потоком мелочи из кармашков детворы и игроков постарше.

Поток этот, кстати, не могли проконтролировать налоговики и, что самое основное, рэкетиры. Да и не связывались те с схожей мелочью: ну стоят несколько «брякалок» в «опекаемом» универсаме — не ехать же из-за их черт-те куда разбираться с владельцем. А вдруг его уже «крышат» местные ясеневские? Не забивать же стрелку по этому поводу. Подзаработав живых средств на схожей мелочи и добавив кое-что из собственных швейцарских запасов, Петр Ильич пошел далее.

Как лишь большая часть столичных точек общепита через ваучеризацию акционировалось и приватизировалось, хозяева превратили их в дорогие кафе и ресторанчики, где стала проводить время местная молодежь, что побогаче. Музыка и танцы были не везде, а поразвлечься хотелось. Тут-то и подсуетился владелец игровых автоматов: практически за полгода взамен невинных детских игрушек, «развивающих глазомер и координацию у подрастающего поколения», как значилось в уставе кооператива «Досуг», Москву заполонили «однорукие бандиты», так же по дешевке закупленные Козыревым в объединившейся Германии.

Но они развивали уже совершенно остальные свойства играющих: скольких спустивших свои и чужие денежки молодых незадачливых игроков игрушечные «однорукие бандиты» затащили в ряды реальных, двуруких! Доходы Петра Ильича возросли многократно, а «крыша» все не налетала…. И в конце концов — та памятная встреча. Петр Ильич был в кабинете один. Дверь открылась, и на пороге показался низкий, худощавый мужчина с осанкой бывшего военного, а может быть, спортсмена — пиджак на прямом торсе посиживал совершенно, очевидно не за счет подкладных плечиков.

Гость на мгновение застыл в дверях, оглядывая кабинет, как будто боксер — ринг либо командир — поле боя. Но лицо его в эти секунды выражало максимум приветливости, как это дозволяли осторожные шрамы, спускающиеся от наружных уголков глаз к волевому подбородку. Они несколько оттягивали нижние веки и холодили взор гостя, отчего казалось, что он глубоко печалится, невзирая на белозубую ухмылку. Моя фамилия Машков. Павел Павлович. Можно просто Павел. Мы с вами как два святых прямо, — кривовато, из-за шрамов, улыбнулся гость.

Я сам его подозвал, чтобы выяснить, на месте ли вы. Гнать таковых нужно без оплаты за нынешний день. В наше время вход в кабинет должен охраняться надежней границы. Его население в году насчитывало человека, в году — человек. Там также есть бар , школа и магазин, считающиеся одними из самых старенькых в Неваде и послужившие образцами для тех, что показаны в игре.

В первый раз на Убежище — старт сходу трёх голосований! И все про оформление статей: 1-ое — недоступный контент , 2-ое — советы по квестам , Третье — оформление персонажей. Убежище Изучить. Большая Общение Все странички Общество Блоги участников. Мир Fallout. Fallout Fallout 2 Fallout Tactics. Правила Общение Правила дискуссий Написание статей Оформление статей Справка по редактированию Шаблоны для дизайна.

Анонсы проекта Действующие решения Отменённые решения. Обсуждения форума Голосования форума. Справочный указатель Справка по редактированию Настройка профиля Справка по Discord Справка по блогам. Исследуйте вики Вики Общества. Регистрация Нет учётной записи? Править код История Обсуждение 7. Локации Fallout: New Vegas. Отмена Сохранить. The Elder Scrolls Wiki.

Братство Стали. Легион Цезаря. Красноватый караван. Последователи Апокалипсиса. Великие ханы. Новенькая Калифорнийская Республика. Площадь Норт-Вегаса. Сероватое здание.

БНС ЕСЛИ ТЫ СДЕЛАЛ СТАВКУ

Мешки для мусора на 50-60-70 л. Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 50-60-70 л.

Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 90 120. Мешки для мусора на 50-60-70 л.

Захват казино гуд зон игры онлайн бесплатно флеш игры покер

казино,словил бонуску в сокровище леприкона!PG SOFT PG soft,pg soft

Тема фильмы онлайн о покере Вам

Женский Windows казино автом бесплатно без регистрации онлайн считаю

Следующая статья кто нибудь заработал в онлайн казино

Другие материалы по теме

  • Букмекерская контора в грн
  • Фонбет букмекерская в липецке
  • Игровые автоматы бесплатно онлайн игра
  • 1хбет адреса в московской области
  • Ограбления казино 2012 hd смотреть онлайн
  • Пункты приема ставок бк леон
  • 4 комментариев в “Захват казино гуд зон”
    1. Бронислава 05.07.2020
    [an error occurred while processing the directive]
    [an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]